с 10 : 00 до 22 : 00   Без выходных
Email art.zapros@ya.ru

Сильвестр Феодосиевич Щедрин

Просмотров 1 360

Там, где, сворачивая направо, дорога из Сорренто серебристой извилистой лентой поднимается в гору и убегает в Салерно и к Амальфи, на самом повороте раскинулось кладбище. Под узорной тенью листьев под охраной мрачных кипарисов небольшая каменная плита с надписью сообщает любопытному, что здесь в 1830 году погребен русский живописец Сильвестр Феодосиевич Щедрин.загруженное (1)

 

Мне довелось по личному приглашению Алексея Максимовича Горького побывать в Италии и пожить довольно долго в Сорренто. С альбомом и этюдником не раз бродил я по тем же местам, где жил и работал умерший более ста лет тому назад замечательнейший живописец Сильвестр Феодосиевич Щедрин, сын талантливого скульптора Ф. Ф. Щедрина, автора великолепных кариатид у центрального входа в здание Адмиралтейства, созданного великим русским зодчим Захаровым.

 

Нередко, пробродив в поисках мотива по узким переулкам Сорренто, я выходил к морю и, расположившись где-нибудь в тени, любовался жизнью этого маленького, но очаровательного городка. И всегда с какой-то особой любовью вспоминал я работы Щедрина, умевшего так верно и правдиво изображать эту тихую, своеобразную, но очень живописную жизнь.

 

Изучая местную природу, я невольно всегда думал об этой «щедринской правде». Его излюбленная «Марина Гранде» в Сорренто и «Пикола Марина» на Капри почти не изменили своего облика и доныне. Мало изменился за протекшее столетие и быт итальянских рыбаков. Те же цветные домишки, как гнезда стрижей прилепившиеся к серым прибрежным скалам, те же характерные фигуры в красных колпаках, те же засученные выше колен синие залатанные штаны и пропотелые рубахи из грубошерстного белого полотна, с широким, открывающим загорелую грудь воротом. Такие же лодки на берегу и типично щедринские громады серо-коричневых скал, как прихотливой мозаикой, испещренных по склонам маленькими строениями. На балконах женщины развешивают цветное белье, и оно слегка колышется от дуновения ветра. Внизу, под скалами, бьются о прибрежные серые камни и, пенясь, взлетают вверх серебристые кружева взбаламученной пены. Стоишь и смотришь, как на картину Щедрина, и не можешь себе представить, как же можно иначе трактовать расстилающийся перед тобой пейзаж.загруженное

 

Вечереет. Потянулись «щедринские полосы» лиловатых узких облаков, с моря потянуло ветром, влажным, соленым и теплым. Под высокой скалой, оплетенной вьющимися растениями, где море всегда тихо, вспыхнул и замерцал яркий огонь на воде. Это началась ловля осьминогов. Старый рыбак Нико Спадаро, перегнувшись через борт, внимательно вглядывается в пронизанную ярким светом зеленую, слюденистую влагу. Тут мелко, всего несколько метров, и видно, как на покрытых водорослями камнях дрожит и пляшет черно-зеленая тень лодки, и кажется, будто она повисла в какой-то прозрачной, мутно-зеленой среде.

 

Как умел Щедрин писать такую прозрачную глубину! Как верно угадывал он все оттенки скал, воды, неба! С каким совершенством и блеском умел запечатлеть не только случайный клочок природы, а с проникновенной интуицией гения отразить все богатство окружающего, подметив и выделив все существенное, главное. Вот эти-то особенности творчества художника и делают его пейзажи такими волнующими, действенными и впечатляющими.

 

В картинах Щедрина всегда взят не только в узком смысле пейзаж; его небольшие полотна, вместе с тем, и жанровые картины. От созерцания живой натуры память уводит к воспоминаниям; одна за другой проходят передо мной его картины. Вот рыбаки тащат сети на фоне золотисто-зеленого, великолепно написанного закатного неба, исчерченного волокнистыми грядами фиолетовосерых, предвечерних облаков. Мелкие волны несут на себе отражение прибрежных камней, по которым пробирается к берегу выбравшийся из лодки босоногий парнишка и колеблющееся отражение его также мерцает в воде. Видно, что мастер писал все это прямо с натуры, ибо тут же, широким уверенным мазком брошенная на полотно рисуется на фоне воды неоконченная фигура другого рыбака.загруженное (5)

 

Такая манера компоновать прямо на холсте свойственна только мастерам, работающим с натуры. Рука не успела зафиксировать того, что успел подметить взволнованный глаз. А глаз Щедрина видит много. Тонко, четко рисуется в небе заплатанный парус, и далеко в море маячат возвращающиеся с лова рыбачьи барки, освещенные последними лучами заката.

 

Оптимистическое, жизнеутверждающее мировоззрение делает Щедрина близким нам и дорогим современником. И у этого современника мы можем и должны многому поучиться. Поучиться его мастерству, позаимствовать из богатой сокровищницы его профессиональных знаний. С нашей точки зрения любой пейзажист обязан уметь рисовать человека, животных, деревья, архитектуру. Разве он вправе не знать законов перспективы, не задумываться над законами композиции своих полотен? Художник должен вживаться в жизнь своей великой родины, как сумел это сделать Щедрин, оставшись, увы, до конца своих дней вдалеке от родины.

 

Появившись в эпоху, когда пейзажная живопись начала только что развиваться в России, Щедрин, будучи учеником Максима Воробьева, быстро усвоил те профессиональные знания, которыми к этому времени располагали питомцы недавно учрежденной Академии художеств. Правда, пейзаж был тогда не в особой чести, хотя к этому времени создали свои произведения Воробьев и Ф. Я. Алексеев. Работы этик пейзажистов подготовили почву для появления С. Щедрина. В его великолепном творчестве пейзаж сразу завоевывает подобающее ему место.загруженное (3)

 

С. Ф. Щедрин — несомненно, один из классиков мирового значения. Его небольшие полотна, исполненные в манере свободной и артистической, пронизаны солнцем, овеяны дыханием ветра, в них мерцает свет и, струясь, трепещет воздух. Его картину не заслонит на выставке или на музейной стене никакой сосед. Он всегда будет равным среди равных, а зачастую превосходящим своих собратьев как яркостью дарования, так и силой пленительного мастерства и богатством изобразительных средств.

 

В чем же заключаются основные достоинства живописных произведений Сильвестра Щедрина? Помимо огромного, рано определившегося дарования, сила Щедрина в проникновенном умении по-новому видеть природу и передавать ее прелесть во всем богатстве и многообразии. Правда, и он начал с условно трактованных в заученной гамме «ландшафтов», изображавших английские парки со шпалерами древесных куртин, с классическими беседками и непременными фонтанами посредине. Писались эти картины по готовым рецептам, но уже и в этих ранних вещах пленял молодой художник своим умением построить пейзажную композицию, своеобразием и красотой выбранной точки зрения, умением рисовать деревья, облака, небо, землю и камни. Но эти его ранние работы отличались от произведений современных и предшествовавших ему художников, пожалуй, только талантливостью, но отнюдь не новаторскими приемами, не разнообразием богатого колорита, лишь позднее родившегося из нового мироощущения художника, помогшего ему по-иному взглянуть на природу.

 

Все же профессионально-техническая грамотность, которой снабдила своего питомца Академия, во многом помогла молодому Щедрину, когда он, попав в Италию, оглянулся кругом широко раскрытыми глазами влюбленного в жизнь живописца, призванного сказать новое слово. Его виды Рима поражают удивительным мастерством. Небо в этих картинах сияет светящейся лазурью, верхушки кучевых облаков освещены солнцем. Зеленые воды Тибра мутными воронками убегают вдаль. На берегу реки какие-то домишки, мрачно возносится к сияющему небу громада замка св. Ангела. С моста вбок разбегаются кривые, горбатые улички, по краям заросшие яркой зеленой травой, а вдалеке четким силуэтом рисуется на бледном небе купол изящной церковки. Кто хоть раз побывал в Риме, глядя на картины Щедрина, вновь и вновь переживает те же ощущения, которые рождало в нем созерцание знаменитых руин. Искренне и правдиво умел Щедрин отражать в своих произведениях правду жизни.загруженное (4)

 

Мастерское владение перспективой и умение писать архитектуру дало возможность Щедрину конкурировать в своих небольших шедеврах с такими всемирно признанными мастерами городского пейзажа, как Каналетто, Белотто и Гварди. Конечно, у него не было их виртуозного артистизма, но не следует забывать, наследниками каких высоких традиций, всесторонне развитых, проверенных на вековом опыте приемов были великие венецианцы.

 

Глядя сейчас на художественное наследие, оставленное Щедриным, с невольной грустью думаешь, как далеко пошел бы российский гений, если бы ранняя смерть не оборвала его плодотворной деятельности. От работы к работе крепнет и совершенствуется его изумительное мастерство. Каждая вещь по-новому помогает ему раскрывать свое любование миром, ответным трепетом восхищения заражая зрителя. Согретые лучами полуденного солнца, испещренные зайчиками света, хороши Соррентинскве террасы Щедрина, оплетенные могучими побегами виноградных лоз. Орнаменты виноградной листвы образуют сложный узор, в который прихотливо вплетаются голубые просветы неба и фиолетовые тяжелые гроздья созревшего винограда. Сквозь эту кружевную, чудесно написанную сетку листвы виднеется потонувший в тумане далекий берег и ультрамариново-зеленая гладь широко раскинувшегося моря. Древнее Тирренское море… Сколько легенд и преданий связано с ним у человечества! И как сумел молодой русский художник по-нять и уловить его красоту) Щедрин взволнованно любит то, что он изображает. Вернемся на его террасу. Право, с нее не хочется уходить. Молодой рыбак в характерном красном колпаке задумчиво любуется панорамой моря. В углу дозревают дыни, в корзину горами наложены гроздья сочного винограда, тут же неподалеку седло, уздечка, вышитая бубенчиками нехитрая упряжь, плетеные фиески с вином — небогатый, но замечательно написанный натюрморт. И все это сделано внимательной, острой и сочной кистью, мазок ложится по форме уверенно, пленительны е краски сливаются в драгоценную, ласкающую глаз гамму. Но только ли в этик сторонах живописного дарования Щедрина сила воздействия его созданий? Как такая, казалось бы, простая те-ма могла развиться в произведение большой эмоциональной силы? Дело в том, что он пишет не только пейзаж в узком смысле этого слова. Щедрин видит и воспринимает окружающий его мир во всем его богатстве и сложности, его картины полны динамики, жизни. И это у него не субъективные намёки на случайное, мгновенно мелькнувшее, для самой природы не всегда характерное явление. Нет, Щедрин умеет видеть то постоянное и вечное, что доступно пониманию всякого человека, но силой его гения перенесенное на полотно становится самостоятельной ценностью, достоянием и радостью человечества. Щедрин сделал сравнительно мало. Но как драгоценно его наследие! Его небольшие полотна — это подлинно новое слово, прозвучавшее решительно и смело. загруженное (2)

Другие интересные статьи по теме:

 

Роль Эрмитажа в творчестве художников

Техника живописи А.Дейнека

Девушка, похожая на свою живопись

Техника живописи Архипова

Услуги по росписи стен

Услуги по мозаики

Услуги по росписи мелом

Напишите нам в Whatsapp